Философский факультет
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова

Родился в Москве, на Ордынке, по отцу и матери, урожденной Киреевской, принадлежал к старинному русскому дворянству. Получил основательное домашнее образование, изучил основные европейские, в т.ч. славянские языки, а также латинский и греческий. В 1822 г. сдал экзамен при Московском университете на степень кандидата математических наук, затем служил в кирасирском и лейб-гвардии конном полку. Участвовал в боевых действиях, имел награды. Был знаком с декабристами, но осуждал их взгляды на «военную революцию». Обладал разносторонними дарованиями: поэт и живописец, инженер и медик, охотник, геолог, лингвист и астроном. Посмертно издано восемь томов его сочинений, среди которых наиболее крупным являются «Записки о всемирной истории». В 1829 г. Х. ушел в отставку, посвятив себя литературной и общественной деятельности. Вместе с И.В.Киреевским является основателем славянофильства. Очерк Х. «О старом и новом» (1839) считается отправным пунктом развития славянофильства как идейного течения. Х. поставил ряд ключевых вопросов, разработанных впоследствии Ю.Ф.Самариным, братьями К.С. и И.С.Аксаковыми и др. Среди них: проблема соотношения России и Запада, оценка социальных реформ Петра 1 как поворотного пункта в истории России, вопрос о роли религии в истории вообще и православия в русский истории в частности. Хомяков отстаивал «органический взгляд на развитие общества, в основе которого лежит идея его саморазвития. «Общество, которое вне себя ищет сил для самосохранения, - писал он, - уже находится в состоянии болезненности». Русская история, по Х., вовсе не идеальна и бескризисна: напротив, она сложна и драматична. Однако ее развитие, преодоление болезненных состояний не может быть осуществлено внешними, лежащими за ее пределами силами. Главным условием сохранения жизнеспособности России, по Х., является православие, Вместе с тем православную церковь он не считал совершенным общественным институтом и нередко подвергал критике. Поэтому свои богословские сочинения он не мог печатать в России, поскольку они не пропускались духовной цензурой.

Х. стал первым в России светским богословом, по-новому, с философской точки зрения трактовавшим православное вероучение. Основополагающим для религиозно-философского учения Х. является понятие соборности, впоследствии осмысливавшееся многими поколениями философов и богословов и вошедшее без перевода в европейские языки как ‘sobornost’. Соборность обозначает церковный идеал - свободное единение людей, основанное на христианской любви и направленное на поиски совместного, коллективного пути к спасению. Это своего рода «неформальный религиозный коллективизм», общинность, противопоставленные жестким иерархическим порядкам официальной церкви. Принцип соборности используется им также для критики западного христианства, основанного на индивидуализме. Соборность и индивидуализм – антиподы: первое понятие предполагает цельность человеческого духа, второе - его раздробленность. Однако в исторической действительности, по Х., человеческий дух раздваивается, представляя собой диалектическое соединение двух основных начал: свободы (иранство) и необходимости (кушитство). Учение о кушитстве и иранстве разработано в главном, незавершенном сочинении Х. «Записки о всемирной истории» (другое его название – «Семирамида», данное Н.В.Гоголем). Кушитство и иранство, олицетворяющие Запад и Восток, - это как бы два символических духовных принципа, переплетение и борьба которых составляют, по Х., содержание мировой истории. Ареной ее является судьба всего человечества, а не отдельных народов. Однако поскольку в истории как в едином целом сосуществуют различные народы, постольку в ней есть место не только провидению, но и свободной воле. Культуры и цивилизации сравнимы и сопоставимы, но в любом случае нельзя утверждать, что какая-либо из них может считаться «высшей» или «низшей». Мысль о чьем-либо историческом превосходстве Х. называет «безумной мечтой первенства». С точки зрения христианского универсализма он отстаивает позицию «чисто человеческого начала, благословляющего всякое племя на жизнь вольную и развитие самобытное». Вместе с тем Х. утверждает одним из первых в Европе мысль об огромной исторической роли восточных цивилизаций, в т.ч. Индии и Китая, что шло вразрез с господствовавшими европоцентристскими представлениями.

Значительными возможностями для свободного исторического развития, доказывал Х., обладает русский народ, имеющий глубокие духовные корни, не стремящийся к политическому господству, захватническим войнам и т.п.: «Русский смотрит на все народы, замежеванные в бесконечные границы Северного царства, как на братьев своих». Православная Россия, считает он, близка к достижению цельности духа и жизни, хотя ее «органическое развитие» осуществляется медленно. Его ускорение возможно за счет использования западной науки и просвещения, однако применять их нужно осознанно, совершенно свободно и критически. Х. не был упрямым «самобытником» или ненавистником Запада, напротив, он был даже более последовательным его почитателем в сравнении с т.наз. западниками, о чем свидетельствует его высказывание о Западе – «стране святых чудес» (подразумеваются высокие достижения западной христианской культуры). Он был также большим поклонником английского консерватизма и конституционной монархии, стремился к воссоединению англиканства с православной церковью, о чем свидетельствует его переписка с британским богословом Палмером. Русскую историю Х. отнюдь не идеализировал, указывал на то, что в ней укоренились «безграмотность, неправосудие, разбой, крамолы, личности (т.е. доносы, -М.М.), угнетение, бедность, неустройство, непросвещение и разврат». Не был Х. и ненавистником реформ Петра 1. В них он видел скорее «благодетельную грозу» и вовсе не хотел возвращения к допетровским формам жизни. Напротив, он заявлял, что «надежда наша велика на будущее». Взгляды Х. и других славянофилов, представителей «московской партии», были оппозиционны по отношению к петербургской бюрократии, он был сторонником отмены крепостного права, выступал за веротерпимость, против всесилия духовной цензуры. Идейное наследие Х. оказало большое влияние на отечественную духовную культуру, философию, литературу, филологическую науку, в т.ч. на взгляды А.И.Герцена, В.С.Соловьева, Н.А.Бердяева, П.А.Флоренского, В.В.Розанова, С.Н.Булгакова и др. Многие идеи Х. послужили стимулом к созданию оригинального русского православного богословия.

Сочинения:

  • Полн. собр. Соч.: В 8 т. М., 1900-1914;
  • Стихотворения и драмы. Л., 1969;
  • О старом и новом: Статьи и очерки. М., 1988;
  • Соч.: В 2 т. М., 1994.

Литература:

  • Бердяев Н.А. Алексей Степанович Хомяков. М., 1912;
  • Завитневич В.В. Алексей Степанович Хомяков. Киев, 1902. Т. 1; Киев, 1913. Т. 2;
  • Розанов В.В. Алексей Степанович Хомяков: К 50-летию со дня кончины его // Розанов В.В. О писательстве и писателях. М., писательстве и писателях. М., 1995. С.456-466;
  • Флоренский П.А. Около Хомякова (Критические заметки). Сергиев Посад, 1916;
  • Русская философия. Словарь. М., 1999. С.595-596;
  • История русской философии. Рук.авт.колл. М.А.Маслин. М., 2001. С.133-139.

М.А. Маслин