Философский факультет
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова

Инициатор и участ­ник книгоизд-ва «Путь» (1910-1917), один из организато­ров Психологического об-ва при Московском ун-те, Ре­лигиозно-философского об-ва памяти Вл. Соловьева. Ста­новление философских взглядов Т. происходило в семей­ной среде в полемике с братом С. Н. Трубецким. Оба они в ранней юности пережили увлечение нигилистически-ми и материалистическими идеями. Впоследствии, под влиянием идей В. С. Соловьева и славянофилов, а также нем. классической философии, Т. перешел на позиции религиозной философии. Обучаясь на юридическом ф-те Московского    ун-та (1881-1885), Т. одновременно увле­кался изучением истории философии.  После окончания ун-та работал в Ярославском юридическом лицее. В 1892 г. получил степень магистра, после защиты   докторской был  проф. Киевского, а с 1906 г. Московского ун-та. Обе его диссертации посвящены рассмотрению теокра­тического идеала западноевропейского христианства -«Религиозно-общественный идеал западного христианства в V веке. Миросозерцание Блаж. Августина» (1892) и «Ре­лигиозно-общественный идеал западного христианства в XI веке. Идея Царства Божия у Григория VII и публицис­тов его времени» (1897). 2-томный труд «Миросозерца­ние Вл. С. Соловьева» (1913) до сих пор является одним из самых обстоятельных исследований творчества Соловье­ва. Наряду с анализом идей своего друга и учителя Т. рас­крывает в нем специфику и отличительные черты соб­ственного мировоззрения. Среди осн. философских ра­бот Т. - «Философия Ницше» (1904), «История фи­лософии права» (1907), «Социальная утопия Платона» (1908), «Метафизические предположения познания. Опыт преодоления Канта и кантианства» (1917), «Смысл жиз­ни» (1918) и др. Особый интерес представляет цикл не­больших соч. на тему о смысле жизни в древнерус. рели­гиозной живописи: «Умозрение в красках» (1915), «Два мира в древнерусской иконописи» (1916) и «Россия в ее иконе» (1918). В этих работах Т. показал связь цветовой гаммы и содержания иконописных произв. Он первый в отечественной литературе дал целостное эстетическое, философское, историческое и богословское истолкование древнерус. иконы. Т. был также видным общественным и политическим деятелем. Он был членом Государствен­ного совета (1907-1908), одним из основателей «Союза мирного обновления» и главным редактором печатного органа этого союза - «Московского еженедельника» (1906-1910), в к-ром публиковались Бердяев, Булгаков, И. А. Ильин, Эрн, Франк и др. Основу партийной про­граммы Т. составляла идея эволюционного демократиз­ма, согласно к-рому необходимо сменить царство произ­вола господством права путем реформ и культурной ра­боты. Он критиковал и «черного зверя» (реакцию) за не­уступчивость, и, не менее гневно, «красного зверя» (революцию) за всепоглощающее разрушение. Октябрь­скую революцию Т. не принял. В годы Гражданской вой­ны - один из идеологов белого движения. Умер при эва­куации Добровольческой армии. Достойны внимания мемуары Т., к-рые он начал писать в 1917 г. (Воспомина­ния. София, 1922; Из прошлого. Вена, 1925 (2-е изд.); Из путевых заметок беженца. Архив русской революции. Берлин, 1926. Т. 18). Он называл их «духовным завещани­ем России будущей» об «ушедшей'навсегда поэзии про­шлой России». Т. - один из представителей философии всеединства. В отличие от Соловьева, к-рый утверждал единосущность Бога и мира, Т. настаивал на т. зр. внепо-ложности мира божественного и мира природного. Бог, считал он, обладает полной свободой воли, и отождеств­ление его с творением невозможно. Свобода у Т. являлась также основой деятельности индивида. Если у Соловьева отношения между Богом и человеком основаны на люб­ви, то у Т. - на свободе выбора, к-рая есть источник не только добра, но и зла. Человек сам выбирает свой путь и несет ответственность за зло в мире. Поэтому София у Т. является не посредницей между Богом и миром, а иде­альным замыслом о мире, к-рый человек может принять или отвергнуть (см. Софиология). Т. отрицал мысль Со­ловьева о том, что противоположение себе другого явля­ется для абсолютно сущего внутренней необходимостью, доказывая, что мир сотворен Богом не из первоматерии, а в свободном творческом акте из ничего. Он ограничил понимание человеком всеединого абсолютного знания, смысла всего существующего. Смысл жизни Т. видел в поиске вечных истин, к-рые заключены в Божественном сознании. Вечные истины неизменны, непреходящи и вневременны, люди открывают и находят их в процессе своей жизни. Подобно Соловьеву, Т. трактовал внешний мир как бессознательный, «слепой» и «хаотичный», но постепенно приближающийся к миру божественных идей. Вместе с тем, в отличие от Соловьева, считавшего, что божественные идеи представляют собой лишь идеальный образ грядущих тварей, к-рые рано или поздно достигнут полного осуществления, он утверждал, что созданные людьми искусственные предметы не являются отражени­ем божественных вечных идей. Он упрекал Соловьева за «смешение или неточное разграничение порядка есте­ственного и порядка мистического». Идея о необ­ходимости разграничения естественного и мистического знания (первое имеет дело с природными вещами и ис­кусственно созданными предметами, а второе - с вечны­ми божественными идеями) обосновывалась тем, что хотя наше познание обусловлено сущим, но не всякое знание есть знание о нем. Свободно от ошибок и истинно лишь мистическое сознание, оно универсально и пронизывает все сферы человеческого сознания. Что касается времен­ной действительности, то она, по мнению Т., доступна нашему познанию потому, что имеет место в универсаль­ном сознании Абсолютного. Веруя в идею всеединства и Богочеловечества как в конечную цель развития мира, Т., в отличие от Соловьева, исходил из разграничения ре­лигиозно-нравственной и социально-экономической сфе­ры. По Т., церковно-государственный строй, за к-рый ра­товал Соловьев, может быть осуществлен лишь путем насилия, т. к. государство не является свободной органи­зацией, его нельзя включить в Царство Божие. Выступая с критикой теократических идей Соловьева, Т. выдвинул идею правового государства, считая право проявлени­ем Абсолютного на несовершенной ступени человечес­кого развития. По мнению Т., Евангелие ценит государ­ство не как возможную часть Царства Божия, а как сту­пень, долженствующую вести к нему в историческом процессе. Поэтому надо научиться ценить всякое, даже относительное, усовершенствование в жизни об-ва и че­ловека. «Всякая положительная величина, хотя бы и ма­лая, должна быть предпочтена полному ничтожеству» (Миросозерцание Вл. Соловьева. Т. 1. С. 584).

Сочинения:

  • Религиозно-общественный идеал западного христиан­ства в V веке. Ч. 1: Миросозерцание Блаж. Августина. М., 1892;
  • История философии права (древней и новой). Лекции. КиевЮ,1894;
  • Свобода и бессмертие. М., 1906;
  • Социальная утопия Платона. М., 1908;
  • Национальный вопрос, Константинополь и Святая София. М., 1915;
  • Анархия и контрреволюция. М., 1917.