Философский факультет
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова

Родился в семье академика Петербургской Академии наук, филолога Я.К. Грота. После окончания в 1875 г. историко-филологического факультета С.-Петербургского университета и годичной поездки в Германию для совершенствования философского образования Г. стал преподавать психологию, логику и историю философии в Историко-филологическом ин-те в г. Нежин. Работая в Нежине, он подготовил и защитил две диссертации: в 1880 г. магистерскую "Психология чувствований в ее истории и главных основах", а в 1882 докторскую "К вопросу о реформе логики. Опыт новой теории умственных процессов". В 1883 г. он переезжает в Одессу, где получил кафедру философии в Новороссийском ун-те, а в 1886 г. он был приглашен на кафедру философии Московского ун-та, где и проработал до своей кончины в 1899 г.

Философские взгляды Г. не оставались неизменными. Он всю жизнь пребывал в постоянном поиске, ища ответы на возникавшие перед ним вопросы. В период учебы в С.-Петербургском ун-те его взгляды, во многом под влиянием друга семьи - К.Д. Кавелина, сформировались как взгляды позитивиста, для которого метафизические сущности есть лишь продукты фантазии. Философия, с этой точки зрения, есть такой же результат субъективного творчества, как и искусство. В статье 1877 г., в которой Г. критикует взгляды приват-доцента Киевского ун-та А.А. Козлова, встречается даже фраза, отрицающая саму возможность философии. "Философия как особая наука о мире в его целом, - пишет Грот, - не только не нужна, но и невозможна" (Грот Н.Я. Философские этюды. Сочинения А.А. Козлова. Критический очерк // Грот Н.Я. Философия и ее общие задачи. Сб. статей. - СПб., 1904. С. 10). Свою задачу в этот период Г. видит в том, чтобы очистить знание от метафизического сора, а потому в своих работах даже избегает таких слов как "душа", "сознание", заменяя их термином "сензориум", который кажется ему более научным.

Во время работы в Новороссийском ун-те Г. включают в состав оргкомитета по подготовке международной конференции, посвященной 300-летию со дня кончины Джордано Бруно, и он счел необходимым изучить его работы. Дж. Бруно заставил Грота пересмотреть свои взгляды. Г. пришел к мысли о существовании внутренней жизни вселенной и ее смысла, о существовании личного сознания и у "целого организма" вселенной, о существовании красоты и добра вне субъективного чувства. Однако отношение к метафизике не изменилось. В работе 1886 г. он пишет: "Я сделал новый шаг (...) всецело отождествив философию с понятием этического или нравственного учения о мире и окончательно уяснив себе несостоятельность метафизики как псевдонаучного учения о никогда реально не существовавших "сущностях" вещей" (Грот Н.Я. О душе в связи с современным учением о силе, опыт философского построения. Одесса, 1886. С. 160-161).

Начиная пересматривать свои взгляды на философию и на ее место в системе знаний. Г. приходит к убеждению, что философия должна занимать свое особое место в духовном творчестве. Чтобы объяснить особую роль философии в познании мира, он выдвигает учение о чувстве, как о способности непосредственного проникновения во внутреннее существо вещей, философия, как он теперь ее понимает, не искусство, но и не наука, она есть чувство всемирной жизни, переведенное в отчетливые понятия об истинно существующем и его идеальных нормах. Свои новые взгляды Г. назвал монодуализмом, ибо в едином мире он усматривает два направления действующих сил: активную силу духа, представляющую собой творческое начало, и пассивную силу материи, сопротивляющуюся переменам.

К моменту перехода в Московский ун-т Г. уже расстался со своими позитивистскими взглядами и стал рассматривать стремление некоторых ученых свести познание только к опытным данным ограниченностью. Он приходит к пониманию важности умозрительного знания, которое открывает нам внутренний смысл жизни вселенной. В статье "Что такое метафизика" (1890 г.) Г. пишет, что философия одной своей стороной есть наука, ибо подводит итоги научных исследований, устанавливает для науки общие критерии и методы, указывает на ее противоречия и ставит ей новые вопросы. Другой своей стороной философия сродни искусству, ибо освещает то, что отгадано художественным чутьем. Философия является также средством проверки религиозных истин, устраняя из религии всё ей чуждое. Научный элемент философии содержится в метафизике, которая есть исследование и определение общих форм и законов духа в познании действительности. В отличии от психологии метафизика не опытная, а умозрительная наука, которая вырабатывает общие формы и законы духа логической работой духа. В этом отношении она подобна математике. Как и математические аксиомы, метафизические истины из опыта невыводимы и опытом недоказуемы.

Свое новое миропонимание Г. пытается построить на основе научного принципа сохранения и превращения энергии, рассматривая в качестве основы своих взглядов энергетические теории Оствальда и Ласвица. Он доказывал, что понятие психической энергии так же реально, как и понятие физической энергии. Человеческий организм и окружающая среда, думал Г., составляют психофизическую систему, в которой общая сумма психических и физических энергий сохраняется неизменной. Он отстаивает тезис, что психическая энергия может переходить в физические процессы, а физические процессы превращаться в психическую работу. По его мнению, психическая энергия после смерти тела может быть целиком перенесена в другую систему элементов, в которой она может вечно существовать. Мировой прогресс состоит в качественном преобразовании энергий: низшие, физические формы энергии превращаются в высшие, психические. Этот процесс ведет к росту сознания и самосознания, т.е. к нравственному прогрессу.

Преподавательскую деятельность в Московском ун-те Г. начал в осеннем семестре 1886 г. чтением курса психологии. Вступительную лекцию к курсу он назвал "Об истинных задачах философии". Такая тема в курсе психологии не была случайной. Дело в том, что философия как таковая (т.е. курсы онтологии и гносеологии) в те годы не преподавалась, а психология рассматривалась как основная философская дисциплина, которая должна вводить в курс всех основных философских проблем, в первую очередь проблем познания. Кроме психологии Г. читал для студентов классического отделения курс философии Платона и Аристотеля, в отдельные годы он читал курсы логики и этики, а с 1890 г. курсы истории новой и новейшей философии.

Будучи натурой деятельной, энергичной Г. активно включился в работу Психологического общества, став после отъезда в 1886 г. М.М. Троицкого за границу председательствовать на его заседаниях. А в январе 1888 г. он был избран председателем данного общества. Под его руководством Психологическое общество обрело новое дыхание: заседания проходили регулярно при большом скоплении слушателей. Чтобы сделать доклады членов общества доступными для большего круга людей, было принято решение издавать "Труды Московского психологического общества". Однако "Труды..." не стали пользоваться большим спросом, и Г. задумал издавать журнал, в котором бы систематически освещалась не только деятельность Психологического общества, но вообще все актуальные философские и психологические проблемы. Ему удалось привлечь к изданию журнала А.А. Абрикосова, который дал деньги на издание, несмотря на то, что журналу предрекали скорую смерть, так как спрос на философскую литературу был невелик. Однако Г. с таким энтузиазмом взялся за редактирование журнала, что очень скоро журнал "Вопросы философии и психологии" стал самым массовым философским изданием в стране. Первые шесть лет (с 1889 г.) Г. редактировал журнал один, с 1894 г. ему стал помогать Л.М. Лопатин, который в 1896 г. заменил Г. на посту главного редактора. Из-за серьезной болезни (ревматизм) Г. все меньше мог уделять внимания и журналу, и Психологическому обществу. В 1899 г. Г. не стало. Он умер, как и Владимир Соловьев, на 48-м году жизни.

Сочинения:

  • Философия как ветвь искусства // Мысль. 1880. №8.
  • Психология чувствований в ее истории и главных основах. СПб., 1879-1880.
  • К вопросу о реформе логики. Опыт новой теории умственных процессов. Нежин, 1882.
  • Отношение философии к науке и искусству // Варя. Киев. 1883. №27-28.
  • К вопросу о критериях истины. Возможность научного оправдания наивного реализма // Русское богатство. 1883. №4-6.
  • Джордано Бруно и пантеизм. Одесса, 1885.
  • О душе в связи с современным учением о силе. Опыт философского построения. Одесса, 1886.
  • К вопросу об истинных задачах философии // Русская мысль. 1886. №2.
  • О направлении и задачах моей философии. (Ответ архиепископу Никанору) // Православное обозрение. 1886. №11.
  • Значение чувства в познании и деятельности человека. М., 1889.
  • Критика понятия свободы воли в связи с понятием причинности // Труды Московского психологического общества. Вып. III. М., 1889.
  • Что такое метафизика // Вопросы философии и психологии. 1890. Кн. 2.
  • Основные моменты в развитии новой философии // Вопросы философии и психологии. 1891. Кн. 8, 9, 10; 1892. Кн. 13; 1893. Кн. 17, 20. (Отд. изд. М., 1894).
  • О времени // Вопросы философии и психологии. 1894. Кн.23, 24, 25.
  • Понятие о душе и психической энергии в психологии // Вопросы философии и психологии. 1897. Кн. 37, 39.
  • Критика понятия прогресса // Вопросы философии и психологии. 1898. Кн. 45.

Литература:

  • Никольский А. Н.Я. Грот и его философские труды // Вера и разум. 1903. Отдел философский. Т. 2. 4.2.
  • Николай Яковлевич Грот в очерках, воспоминаниях и письмах товарищей и учеников, друзей и писателей. СПб., 1911.
  • Соловьев Вл. Три характеристики // Вестник Европы. 1900. Январь.

А.Т. Павлов