Философский факультет
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова
Московский Государственный Университет имени М.В.Ломоносова

12 (25) января 1755 г. императрица Елизавета Петровна своим Указом утвердила подготовленный М.В. Ломоносовым и внесенный в Сенат И.И. Шуваловым проект организации Московского университета ("Доношение об учреждении в Москве университета и двух гимназий"). Университет был создан в составе трех факультетов: философского, юридического и медицинского - как и предполагал Ломоносов ("богословский оставляю синодальным училищам"). По уставу на юридическом и медицинском факультетах должно было быть по три профессора, а на философском – четыре (Ломоносов предлагал шесть, но Шувалов объединил некоторые специальности): философии (логика, метафизика, этика), физики, истории и красноречия. Первые три года все студенты Университета обучались на философском факультете, а затем могли либо остаться на нем "для подробнейшего познания наук, философский факультет составляющих", либо перейти на юридический или медицинский, где обучение продолжалось еще четыре года.

Преподавание велось на латинском языке. Иностранным языкам вообще уделялось большое внимание (в особенности латинскому, немецкому и французскому) - Московский университет должен был стать частью европейского научного сообщества. Философию читали в 50-60-е гг. приглашенные из Германии профессора И.Г. Фромман и И.М. Шаден, а с 1765 г. - первый выпускник Университета магистр (с 1777 г. ординарный профессор) Д.С. Аничков. Его диссертация "Рассуждение из натуральной богословии о начале и происшествии натурального богопочитания" (1769) вызвала скандал, впервые продемонстрировавший проблематичность университетской автономии в России и бюрократическую логику решения профессиональных конфликтов: против Аничкова выступили университетские вольфианцы ("от этих мнений может произойти что-либо в предосуждение и позор для университета"), московский архиепископ Амвросий обвинил его в богохульстве. Делу не дал ход тогдашний обер-прокурор Синода, у которого оно пролежало 18 лет, пока не было списано как нерешенное.

В 1779-1789 гг. университетскую типографию арендовал Н.И. Новиков, выпустивший более 800 изданий (около трети всех книг, издававшихся в России), в том числе большое количество книг по философии (Локк, Беме, Лессинг, Паскаль, Вольтер и др.). Просветительская деятельность Новикова и его сподвижников (один из ближайших - И.Г. Шварц был профессором философии, читал курс лекций по эстетической критике, одно время исполнял обязанности ректора) оказывала сильное влияние на студенчество. Но в конце 80-х Екатерина II начала гонения на масонов, типография у Новикова была отобрана, а в 1792 г. сам он заточен в Шлиссельбургскую крепость.

В 1804 г. был утвержден новый университетский устав, согласно которому ректор и деканы избирались общим профессорским собранием и лишь утверждались властью (ректор – императором, деканы – министром народного просвещения). Вместо трех факультетов было образовано четыре отделения: нравственных и политических наук, физических и математических наук, медицинских наук, словесных наук. Кафедра философии и чтение философских курсов предусматривались только на отделении нравственных и политических наук – философия понималась теперь как дисциплина гуманитарного цикла. В начале XIX века лекции читали профессора И.Ф. Буле, Ф.Х. Рейнгард, А.М. Брянцев на нравственно-политическом отделении и М.М. Снегирев на словесном. Буле, защитивший в Геттингене диссертацию по философии Аристотеля, читал курс по современной философии, знакомя слушателей с системами Канта, Фихте и Шеллинга. Среди его слушателей были А.С. Грибоедов, П.Я. Чаадаев, И.Д. Якушкин (другие декабристы, братья А.З.и Н.М. Муравьевы слушали Рейнгарда), И.И. Давыдов и др.

Наполеоновские войны серьезно повлияли на отношение императора и его окружения к университетам, академическим свободам и философии - они стали рассматриваться как источник свободомыслия, безверия и революционных учений, который необходимо если не искоренить (попечитель Казанского учебного округа М.А. Салтыков писал в 1817 г.: "Более нежели вероятно, что за исключением Московского, все остальные наши университеты будут упразднены"), то, во всяком случае, строго контролировать. В 1816 г. на должность министра народного просвещения назначен  князь А.Н. Голицын, обер-прокурор Синода, под руководством которого министерство было объединено с ведомством духовных дел. Создается Ученый комитет, в обязанность которого входит проверка литературы, используемой в преподавании. С начала 20-х преподавание философии в Московском университете практически прекращается, оставаясь уделом духовных академий. Главное управление училищ настаивает на преподавании курса, "очищенного от нелепостей новейших философов, основанного на истинах христианского учения".

Это, однако, не означало ослабления интереса к философии в Московском университете. В 20-30 гг. в Москве возникают философские кружки и салоны, многие участники этого движения - воспитанники Университета и Университетского пансиона: А.И. Герцен, Н.П. Огарев, Н.В. Станкевич, В.Ф. Одоевский, В.Г. Белинский, Т.Н. Грановский, К.С. Аксаков, Ю.Ф. Самарин. По воспоминаниям современников, особенно повлияли на увлечение молодых людей (среди которых будущие участники и кружка "любомудров", и кружка Н.В. Станкевича) философией профессор физики, минералогии и сельского хозяйства М.Г. Павлов и профессор кафедры изящных искусств и археологии Н.И. Надеждин (сосланный в 1836 г. в Усть-Сысольск за публикацию в "Телескопе" "Философического письма" П.Я. Чаадаева).

В 1835 г. был принят новый «Общий устав Императорских Российских университетов", согласно которому в университетах восстанавливался философский факультет в составе двух отделений: историко-филологическое, на котором была кафедра философии (впрочем, остававшаяся вакантной до 1845 г., хотя занять ее стремились многие, в том числе И.В. Киреевский) и физико-математическое. В 40-е годы XIX века лекции по истории права П.Г. Редкина и К.Д. Кавелина, по всеобщей истории Т.Н. Грановского и по русской С.М. Соловьева и М.П. Погодина, по словесности С.П. Шевырева давали студентам широкий философский кругозор и эрудицию. Студент 40-х годов, а впоследствии профессор гражданского права, философ-гегельянец Б.Н. Чичерин, вспоминая лекции Т.Н. Грановского, писал: "Философское содержание истории было для него общею стихиею, проникающею вечно волнуемое море событий, проявляющейся в живой борьбе страстей и интересов". В 1845 г. кафедру философии занял М.Н. Катков, выпускник Московского университета, ставший впоследствии лидером консервативной публицистики и идеологом классической реформы образования в эпоху Александра II, он читал лекции по логике, психологии и истории философии.

В 1850 г., после европейских революций 1848-49 годов, Николай I по предложению министра народного просвещения князя Ширинского-Шихматова (которому принадлежит знаменитое: "Польза от философии весьма сомнительна, а вред очевиден") запретил преподавание в университетах теории познания, метафизики, нравоучительной философии и истории философии. Преподавание логики и психологии было возложено на профессоров богословия. Отделения философского факультета были переименованы в факультеты. Однако уже в конце 1859 г. министр народного просвещения А.С. Норов представил Александру II ходатайство попечителей учебных округов, обеспокоенных распространением материализма в студенческой среде, о восстановлении в университетах хотя бы истории философии как дисциплины, демонстрирующей молодежи сложность философских проблем. В 1860 г. кафедра философии в Московском университете была восстановлена, ее возглавил приглашенный из Киевской духовной академии профессор П.Д. Юркевич, сразу заявивший о себе как серьезном и самостоятельном противнике материализма: его статья "Из науки о человеческом духе", опубликованная в "Русском вестнике" Каткова и направленная против "Антропологического принципа в философии" Н.Г. Чернышевского, вызвала бурную дискуссию в 1861 г. Университетский устав 1863 г., гарантировавший начала университетской автономии, подтвердил право восстановить философские кафедры и преподавать историю философии, логику и психологию.

Юркевич, безусловно, оказал влияние на русскую религиозную философию (богословская проблематика, критика западноевропейского рационализма, тема личности), особенно через своего самого известного ученика, впоследствии заменившего его на кафедре (1875-1876) Вл.С. Соловьева. Но в 60-х годах его идеи мало интересовали студентов, рассматривающих философский материализм как базу для решения социальных проблем и не желающих говорить профессиональным языком профессоров философии. Его идеализм, его педагогические идеи, его связь с Катковым (вероятно, немало способствовавшая карьерному продвижению) вызывали постоянные обвинения журналистов в "схоластике", отсталости и реакционности. Однако использованная им стратегия одновременной деполитизации и профессионализации определила развитие университетской философии.

После смерти Юркевича (1874) на кафедру одновременно с приват-доцентом Вл.С. Соловьевым был избран профессор М.М. Троицкий. Он читал курс, в котором излагались идеи позитивизма и английского эмпиризма. Князь Е.Н. Трубецкой, поступивший на юридический факультет в начале 80-х гг. (его брат С.Н. Трубецкой, будущий ректор Московского университета, обучался в это время на историко-филологическом факультете), вспоминал позднее: "Философия в то время для меня и для брата была все, поэтому университет вообще сразу произвел на нас удручающее, даже преувеличенно плохое впечатление. Мы сразу почувствовали, что философии учиться нам не у кого. В то время в Московском университете не было профессора, который бы знал Канта, Шопенгауэра и Платона лучше нас двух - первокурсников". В.В. Розанов, учившийся в университете немногим ранее Трубецких, признавался, что университет он "проспал" (что, однако, не помешало ему вскоре после его завершения выпустить в свет книгу "О понимании. Опыт построения науки как системы цельного знания"). Ситуация начала меняться с середины 80-х, когда на кафедре стали работать Л.М. Лопатин, Н.Я. Грот, а с конца 80-х С.Н. Трубецкой. Вернувшийся из Европы в 1889 г. Вл. Соловьев сообщает в письме своему другу, философу и исследователю Шопенгауэра, Д.Н. Цертелеву, что нашел в Москве "целую философскую плантацию".

В 1884 г. из-за студенческих беспорядков был утвержден новый устав, ликвидировавший выборность ректоров и деканов и вводивший ограничения при приеме студентов (требовалось свидетельство из полиции о благонадежности, увеличивалась плата за обучение, ограничивалось количество поступающих). Новые учебные планы ограничивали изучение философии Античностью, в основном философией Платона и Аристотеля (на знакомство с каждым из которых отводился семестровый курс по 4 часа в неделю, причем студенты должны были знать все их произведения, а хотя бы одно из них изучить в подлиннике).

Н.Я. Грот, начинавший также как позитивист, занимавшийся психологией (в своей докторской диссертации он пытался "из логики сделать науку естественную, одну из наук об организме человека"), к середине 80-х приходит к пониманию самостоятельного значения философии, способной (в отличие от науки) выйти за пределы опытных данных, балансирующей между чувством и разумом, наукой и религией. Грот читает курсы по философии Платона, Аристотеля, логике, психологии и этике. С 1888 г. он становится председателем созданного Троицким в 1885 году Московского психологического общества (на заседаниях которого обсуждались преимущественно философские вопросы), а в 1889 г. основывает журнал "Вопросы философии и психологии", который становится массовым философским изданием, несмотря на цензуру и узость рынка академической литературы.

Л.М. Лопатин, с детства друживший с Вл.С. Соловьевым, еще до поступления в Университет занимался философией и сформировал собственную позицию. Студентом он проявил себя как противник философских взглядов Троицкого - и в результате вынужден был начать преподавание с лекций по психологии и русской литературе в женской гимназии (в Университет он вернется через 4 года по протекции профессора истории В.И. Герье). Лопатин читал курсы по античной философии и культуре, с 1888 г. - по современной философии (строгие ограничения на этот счет продержались недолго), в отдельные годы по логике и психологии. 35 лет он занимался преподавательской деятельностью, с конца века и до самой смерти в 1920 г. был бессменным председателем Московского психологического общества и редактором "Вопросов философии и психологии". Его лекции слушали Г.Г. Шпет, В.Ф. Эрн, А.Ф. Лосев, В.Я. Брюсов, А. Белый.

В 1885 г. окончил историко-филологический факультет и был оставлен для подготовки к профессорскому званию князь С.Н. Трубецкой. С 1889 г. он ведет занятия по древней и средневековой философии, патристике и современной философии, в 1900 г. защищает докторскую диссертацию "Учение о Логосе в его истории". О Трубецком вспоминали как о прекрасном педагоге, заражавшем студентов своим воодушевлением; стремясь преодолеть формальные барьеры между учащими и учащимися, он организовывает студенческие кружки (1894/95, 1898), а в 1902 г. становится председателем Историко-филологического студенческого общества (Трубецкой лично ездил в Петербург, чтобы добиться разрешения на его создание). Среди более чем 1000 человек, принимавших участие в его работе уже в 1902/1903 учебном году, были студенты юридического факультета И.А. Ильин и В.Ф. Эрн. "Цель Общества, - как писал С.Н. Трубецкой, - служить оплотом для студентов академической свободы. Они приглашают, кого хотят, слушают, кого хотят, занимаются, чем хотят". В августе 1903 г. Трубецкой организовывает поездку почти полутора сотен студентов в Грецию по местам жизни философов античности. Он публично выступает за академические свободы, критикует бюрократический аппарат, неспособный руководить высшим образованием (возможность говорить открыто давали ему широкие родственные связи, в том числе в полиции, Синоде, Московском дворянском собрании и т.д.). В июне 1905 г. в присутствии Николая II он выступает на съезде городских и земских депутатов, призывая "созвать избранников народа для водворения внутреннего мира". Император просит Трубецкого составить докладную записку об университетском вопросе и уже в августе газеты публикуют правительственное сообщение о введении "Временных правил об управлении высшими учебными заведениями Министерством народного просвещения", которые восстанавливали выборные начала в университетской жизни. А в начале сентября 43-летнего профессора философии избирают ректором Московского университета. На ректорском посту он пробыл всего 27 дней. Защищая университет от полицейского вторжения в дни революции, он скоропостижно скончался от инсульта.

С 1863 г. курс истории философии права читался на юридическом факультетом, до 1919 г. выпускавшем юристов с весьма серьезной философской подготовкой - достаточно вспомнить П.И. Новгородцева и его учеников Б.П. Вышеславцева, Н.Н. Алексеева и И.А. Ильина, получившего в 1918 г. за свою диссертацию "Учение Гегеля о конкретности Бога и человека" докторскую степень, минуя магистерскую. В 1912 г. здесь защищает докторскую диссертацию "Философия хозяйства" и начинает преподавать С.Н. Булгаков.

В 1906 г. на историко-филологическом факультете был введен новый учебный план (он был несколько скорректирован в 1913 г., в программу подготовки философов вводилось множество исторических и филологических дисциплины), предусматривавший создание специальной группы философских наук, состоящей из трех секций - истории философии, психологии и систематической философии. В том же году на кафедру философии был приглашен из Киева Г.И. Челпанов, философ и психолог, занимавшийся экспериментальной психологией и создавший при Московском университете Психологический институт. Кафедра разрасталась, поскольку для выполнения новой программы требовались специалисты - в 1910 г., после зачисления Г.Г. Шпета и В.Ф. Эрна, на ней работали 11 человек. Преподаватели читали авторские курсы по эмпириокритицизму (Д.В. Викторов), английской философии XVIII в. (Н.Г. Городецкий), патристике (И.В. Попов), современной теоретической философии Гуссерля, Мейнонга, Бергсона (Г.Г. Шпет) и др. Кафедра давала в это время весьма серьезную подготовку, об уровне которой можно судить, например, по выпускнику 1915 г. А.Ф. Лосеву.

Революция 1917 г. мало что изменила на философском отделении историко-филологического факультета. Студенты продолжали посещать семинары по Лейбницу, Канту, Шеллингу, Гегелю (каждый по 2-4 часа в неделю). В 1918 г. декретом Совета Народных Комиссаров отменялась плата за учебу и снимались всякие ограничения на прием женщин в высшие учебные заведения, следующий декрет отменил все ученые степени и звания, оставив звание "профессор" для всех, кто способен вести занятия. В 1920 г. профессором стал Н.А. Бердяев, некогда отчисленный из Киевского университета за участие в студенческих беспорядках; он прочитал лекционные курсы по философии истории и миросозерцанию Достоевского. В 1921 г., вернувшись из Саратова, в Московском университете внештатно читает лекции профессор С.Л. Франк.

В 1921 г. В.И. Ленин пишет в "Правде": "Содержание обучения, поскольку речь идет об общеобразовательных предметах, в особенности же о философии, общественных науках и коммунистическом воспитании, должно определяться только коммунистами". Новый декрет СНК устанавливает обязательный минимум, в который вошли исторический материализм, история пролетарской революции, политический строй РСФСР и план электрификации, а следующий - ликвидирует филологический факультет и, в том числе, философское отделение. Кафедра философии в сокращенном составе (Л.И. Аксельрод, Г.О. Гордон, А.В. Кубицкий, Г.И. Челпанов, Г.Г. Шпет) была переведена на созданный в 1919 г. факультет общественных наук. Профессиональная подготовка философов в Университете прекратилась, а философские курсы были приведены в соответствие с марксистской идеологией. Для всех студентов факультета читались курсы "Исторического материализма" (Н.И. Бухарин), "Логики и методологии наук" (Г.О. Гордон), "Истории мировоззрений" (А.В. Кубицкий), психологии (Г.И. Челпанов), кроме того, на общественно-педагогическом отделении Шпет читал "Логику и методологию общественных наук" и "Социальную и этническую психологию", а на литературно-художественном отделении – "Введение в эстетику".

В августе 1921 г. при Московском университете был создан Институт научной философии, который возглавил Г.Г. Шпет (до 1923 г.) и в котором велись занятия по логике и методологии науки, этике, психологии, истории философии. Вокруг Шпета сложилась группа учеников, усваивающая идеи феноменологии и герменевтики - А.С. Ахманов (впоследствии профессор кафедры логики Московского университета), Н.И. Жинкин, А.Г. Цирес (впоследствии работавшие в области эстетики и искусствознания).

В сентябре-декабре 1922 г. административной высылке из России подверглись Н.А. Бердяев, С.Н. Булгаков, Б.П. Вышеславцев, И.А. Ильин, С.Л. Франк. В Московский университет была направлена группа ученых-марксистов, в числе которых были А.В. Луначарский, В.И. Невский, И.К. Луппол, И.К. Скворцов-Степанов и др. А с 1923 г. в Университете не осталось ни одного профессора философии, открыто не разделявшего марксистские убеждения. Кафедра философии была преобразована в кафедру истории философии, создана кафедра исторического материализма, а в 1925 г. - кафедры диалектического материализма на физико-математическом и медицинском факультете. В Университете действовало множество "обществ" ("врачей-материалистов", "материалистических друзей гегелевской диалектики", "воинствующих материалистов-диалектиков" и др.).

В 1926 г. на историческом, а в 1927 г. этнологическом факультетах возобновляется подготовка философов (впрочем, до выпуска специалистов дело не дошло). Кроме курсов по истории материализма, истмату и т.д. читаются лекции по логике, эстетике, античной и немецкой классической философии. В это время в Университете начинает работать приехавший из Киева В.Ф. Асмус.

В 1930 г. этнологический факультет преобразован в факультеты литературы и искусства и историко-философский. А в 1931 г. на базе последнего организован Московский институт философии и истории, который после включения в него в 1933 г. нескольких литературных кафедр стал называться Московский институт философии, литературы и истории (МИФЛИ). В Московском университете продолжали работать общеуниверситетская кафедра исторического и диалектического материализма и кафедра истории и философии естествознания на физико-математическом отделении. Преподавание после выхода в 1938 г. "Краткого курса по истории ВКП(б)" фактически сводится к изучению § 2 главы IV "О диалектическом и историческом материализме", написанного, как утверждалось, самим Сталиным.

Философский факультет был воссоздан в декабре 1941, во время эвакуации в г. Ашхабаде. Первым деканом философского факультета был назначен профессор Г.Г. Андреев, после его ареста летом 1943 г. его сменил профессор Б.С. Чернышов, с 1944 по 1949 гг. деканом был доцент Д.А. Кутасов, в 1949 г. профессор В.Ф. Берестнев, с 1949 по 1952 гг. профессор А.П. Гагарин, с 1952 по 1968 гг. профессор В.С. Молодцов, с 1968 по 1974 гг. профессор М.Ф. Овсянников, с 1974 по 1978 гг. член-корреспондент АН СССР С.Т. Мелюхин, с 1978 гг. по 1986 гг. профессор А.Д. Косичев, в 1986-1987 гг. обязанности декана исполнял профессор Р.И. Косолапов, с 1987 по 1998 гг. деканом был профессор А.В. Панин, с 1998 г. деканом является профессор В.В. Миронов.

Первоначально на факультете было две кафедры: диалектического и исторического материализма и истории философии. Наладить регулярные занятия в Ашхабаде не удалось: не было учебных помещений, не хватало преподавателей, да и студентов постоянно отвлекали на сельскохозяйственные и другие работы. Летом 1942 г. руководство университета добилось разрешения переехать в Свердловск, где условия были значительно более подходящими. Осенью 1942 г. на факультете была создана кафедра психологии, которую возглавил С.Л. Рубинштейн, в это же время на факультете начались более-менее регулярные занятия, на первом курсе было всего 5 человек: 3 студентки и 2 инвалида войны. Летом 1943 г. университет был возвращен в Москву. В 1943 г. была образована кафедра истории русской философии, а в 1947 г. - логики. В том же 1947 г. на основе кафедры психологии на факультете было открыто отделение психологии, под руководством Б.М. Теплова, которого вскоре сменил А.Н. Леонтьев.

В конце 40-х - начале 50-х гг. развернулась борьба с космополитизмом, ряд преподавателей факультета был уволен, В.Ф. Асмус обвинен в идеализме. В учебные планы вошли такие работы Сталина как "Марксизм и вопросы языкознания" и "Экономические проблемы социализма в СССР", студенты писали курсовые работы, посвященные "борьбе с космополитизмом и низкопоклонством". На факультете производились многочисленные аресты. Обстановка на факультете не сразу изменилась и после смерти Сталина: в 1955 г. после проверки отдела науки и культуры ЦК КПСС были уволены "гносеологи" Э.В. Ильенков и В.И. Коровиков.

Периодические выступления молодых преподавателей, студентов и аспирантов заканчивались поражениями от занимавшей административные позиции профессуры, однако сами по себе свидетельствовали о появлении нового поколения исследователей, даже нового академического этоса. Формируется круг "философов-шестидесятников", факультет заканчивают Э.В. Ильенков (1950), А.А. Зиновьев (1951), А.М. Пятигорский (1951), Б.А. Грушин (1952), К.М. Кантор (1952), Г.П. Щедровицкий (1953), Э.Ю. Соловьев (1957), П.П. Гайденко (1957), Н.В. Мотрошилова (1957) и др. Единственным способом уравновесить конъюнктурное давление, как извне, так и изнутри, со стороны коллег, выстраивающих свою карьеру в преимущественно или исключительно административной логике (в комсомольских, профсоюзных, партийных организациях или деканатах), была ставка на профессионализацию: внутренние требования и практики научности ряда дисциплин (логика, эпистемология и история философии) предъявляли серьезные требования к критикам. Этот барьер разделил философское сообщество уже в начале 50-х; некомпетентность значительной части преподавателей и чрезвычайно высокий спрос на выпускников, дававший многим из них возможность остаться в профессии (с 1953 года преподавание исторического и диалектического материализма стало обязательным для всех студентов, параллельно рос философский факультет, росли редакции философских изданий и т.д.), порождали весьма высокие притязания молодых специалистов, сумевших перенять исследовательскую культуры у профессоров еще старой, дореволюционной школы (В.Ф. Асмус, А.С. Ахманов, П.С. Попов, М.А. Дынник, О.В. Трахтенберг, А.Р. Лурия, С.Л. Рубинштейн и др.).

Факультет довольно быстро рос. В 1957 г. была образована кафедра истории марксистско-ленинской философии, прекратившая свое существование по решению Ученого совета факультета в 1991 г. В 1959 г. создается кафедра истории и теории атеизма (с 1989 г. - истории и теории религии и свободомыслия, с 1992 г. - философии религии и религиоведения). В сентябре 1960 г. кафедра диалектического и исторического материализма была разделена на две: диалектического материализма (с 1993 г. - теоретической философии, с 2000 г. - онтологии и теории познания) и исторического материализма (с 1991 г. - социальной философии). Из последней в декабре 1960 г. выделилась кафедра этики и эстетики, которая в декабре 1968 г. была разделена на две самостоятельных кафедры: эстетики и этики. В 1962 г. была образована кафедра научного коммунизма (в 1990 г. преобразована в кафедру теории социализма, в 1991 г. - политологии, в 2000 г. - теоретической политологии). В 1966 г. отделение психологии выделилось в отдельный факультет, первым деканом которого стал А.Н. Леонтьев. В 1969 г. на базе кафедры открыто отделение научного коммунизма, которое в 1990 г. было реорганизовано в отделение социально-политических наук, в 2000 г. - в отделение, а в 2008 – в факультет политологии. В 1971 г. создана кафедра истории социалистических учений (с 1990 г. - истории социально-политических учений). В 1976 г. были созданы две кафедры: теории коммунистического воспитания (кафедра была преобразована в кафедру социологии воспитания и образования и вошла в состав факультета социологии с момента его создания) и мирового революционного процесса. В 1984-1989 гг. на факультете также существовало отделение прикладной социологии, которое в 1989 г. выделилось в социологический факультет МГУ.

На рубеже 1980-1990-х годов на факультете открылся ряд новых кафедр: кафедра философской антропологии и проблем комплексного изучения человека (1989), кафедра истории и теории мировой культуры (1990), философии и методологии науки (1992). В 1996 г. на факультете открылось отделение религиоведения (на базе соответствующей кафедры). В 2000 г. на факультете открыта образовательная программа "Связи с общественностью". В 2003 г. на факультете возникла новая кафедра экономической политики. В 2005 г. началась подготовка студентов по специальности "Культурология". В 2009 г. на факультете открыты три новые кафедры: философии политики и права, философии языка и коммуникации, философии образования.